lyubimica_mira (lyubimica_mira) wrote,
lyubimica_mira
lyubimica_mira

Россия и Европа. 16-17 века - фортификация и история жизни.

Оригинал взят у sokura в Россия и Европа. 16-17 века - фортификация и история жизни.
Оригинал взят у kerzak_1 в Россия и Европа. 16-17 века - фортификация и история жизни.
рекомендую прочитать - просто для понимания, как жили наши предки и предки западноевропейцев и в чем были их основные (коренные в смысле выживания и безопасности жизни) отличия

Фортификационная подготовка территорий западноевропейских государств.

Среди различных мероприятий, предпринимавшихся феодальной монархией для упрочения своего положения, не последнюю роль играла фортификационная подготовка территории государства.
Прежде всего дворянству было запрещено не только возводить новые укрепленные замки, но и восстанавливать старые. Замки перестраиваются и превращаются в загородные виллы, лишь напоминающие по архитектуре старые укрепленные твердыни.
Вместе с тем королевская власть не забыла и своего бывшего союзника в борьбе с феодалами — буржуазию. Чтобы обезопасить себя со стороны последней, королевская власть запретила возводить и восстанавливать укрепления вокруг городов. В ряде городов старые укрепления были снесены.
Исключения составляли пограничные города, где укрепления были сохранены для обеспечения зашиты государственных границ. В них были дополнительно возведены внутренние укрепления — цитадели, для размещения гарнизонов королевской армии. Цитадели служили редюитом обороны и одновременно предоставляли возможность держать в повиновении население города. Цитадели возводились в наиболее возвышенной части города, рядом с оградой, чтобы обеспечивалось господство над городом и чтобы имелся свободный выход из него.
Общую картину фортификационной подготовки территории феодальной монархии достаточно полно обрисовал французский военный инженер того времени Антуан Де — Внллль (1696 — 1657 гг.) в своей книге "Les fortification" (1629): «Крепости надо строить только там, где они нужны, надо укреплять только приграничные города, чтобы помешать соседям входить, не постучав предварительно в дверь. Другие места не стоит укреплять по той причине, что постройка укреплений внутри государства может принести больше вреда, чем пользы. Противника здесь бояться неоткуда, а следует опасаться, чтобы укреплениями не воспользовались бунтовщики, так как в случае овладения ими крепостью государю пришлось бы не мало потрудиться, чтобы привести их к повиновению».
Таким образом, фортификационная подготовка территории западноевропейских феодальных монархий выражалась в основном в строительство крепостей на границах — на основных путях возможного вторжения противника.

Фортификационная подготовка территории Московского государства носила несколько иной характер.

В своем историческом развитии Московское государство складывалось как обширное многонациональное государство, со все более и более расширяющейся территорией: на запад — к берегам Балтийского моря, на юг — к Черному морю, на восток к Уралу и далее к берегам Тихого океана.
Положение Московской Руси осложнялось еще тем, что на протяжении всей ее истории ей пришлось, как никакому другому государству, бороться за свою независимость с внешними врагами, окружавшими ее со всех сторон. По выражению историка В. О. Ключевского, это ставило Московское государство «в положение, которое делало его похожим на вооруженный лагерь, с трех сторон окруженный врагами. Ему приходилось бороться на два растянутых и изогнутых фронта, северо — западный — европейский и юго — восточный, обращенный к Азии».
Один из иностранных путешественников, посетивших Москву при Василии III, вынес впечатление, что для Московскою государства «не война, а мир — случайность». Обширность территории и границ, а также малая плотность населения благоприятствовали глубоким вторжениям на территорию Руси. Эти условия наложили свой отпечаток и на характер фортификационной подготовки территории страны.
Система укреплений Московской Руси эшелонировалась на большую глубину и охватывала не только приграничную зону, но и внутреннюю территорию государства, включая и укрепления самой Москвы. Эти укрепления служили опорными пунктами для войска, т. е. крепостями, давали защиту населению и являлись опорными пунктами власти Московского государства над вновь присоединенными землями.
Система и формы укреплений были различны для разных участков государственных границ и находились в зависимости от военно — политических задач и от характера вероятного противника. Защита западной границы против нападений сильных противников — шведов, поляков. Ливонского ордена — базировалась главным образом на усовершенствовании и развитии старых крепостей — Копорья, Карелы, Ивангорода, Изборска, Пскова, Смоленска и др., а также укрепленных монастырей. Для усиления прикрытия важнейших участков и закрепления постепенного продвижения на запад строились новые крепости па границе, а иногда и на территории противника (например, Себеж в 1535 г.).
На восточной границе выход на Волгу, ликвидация Казанского царства и защита от набегов татар обеспечивались укреплением наиболее важных городов (Буя, Мещерска, Владимира, Костромы, Галича и др.). а также постройкой крепостей — баз для обеспечения наступательных операций (каменного кремля в Нижне — Новгороде в 1500 г., г. Васильсурска в 1532 г.. г. Свияжска в 1551 г.) и крепостей для закрепления достигнутых успехов (каменного кремля в Казани, ряда крепостей по Волге и др.).
На южной границе Московского государства главными задачами фортификационной подготовки являлись прикрытие подступов к центральной части государства от набегов крымских татар и обеспечение систематического продвижения границы государства на юг. Это достигалось созданием непрерывных укрепленных линий на наиболее опасных направлениях в сочетании с укреплением наиболее важных пунктов и продвижением строительства передовых крепостей все далее и далее на юг.
В системе укреплений Московского государства немаловажную роль играла р. Ока с ее укреплениями и Тульская засечная черта, возведенная Иваном Грозным. На укрепление р. Оки стали обращать внимание со времен Ивана Калиты. т. е. с первой половины XIV в. С течением времени вдоль Оки были возведены крепости Перемышль, Калуга, Таруса, Кашира, Коломна, Алексин и др. Большинство походов на Москву крымских татар оканчивалось на Оке или перед ней (походы 1512 г.. 1517 г. и др.).
Тульская засечная черта (рис. 51) была возведена Иваном Грозным перед началом ливонских войн, чтобы застраховать себя от нападений крымских татар с юга. Засечная черта начиналась близ Рязани и шла на Тулу, верхнюю Оку, Белев и Жиздру, удваиваясь и даже утраиваясь в некоторых местах. Общая протяженность засечной черты — более 600 км, а с Шацкой и Ряжской засеками, лежащими восточнее Тульской, — до 1000 км.

Общий характер устройства засечной черты определялся главным образом местностью, т. е. наличием естественных препятствий — лесов. болот, рек, озер, оврагов и пр. Естественные препятствия усиливались засеками, лесными завалами, заболачиванием и т. п. Там, где не было естественных препятствий, черта состояла только искусственных сооружений — главным образом из вала и рва, усиленных надолбами, волчьими ямами и пр. По всему протяжению через известные интервалы, в зависимости от важности и характера местности; были расположены замкнутые дерево — земляные укрепления, запиравшие дороги через черту.
Общая ширина засечной черты была различной от нескольких десятков метров (только рвы и валы) до 40 — 60 км (леса); в среднем ширина черты равнялась 2 — 3 км.
Охрана засечной черты была возложена на местное население. Для наблюдения же за правильностью несения охраны существовал специальный штат засечных голов, засечных приказчиков, засечных сторожей.

Линию р. Оки и засечную черту с передовыми укрепленными пунктами на летний период (обычный период татарских набегов) занимали два войска, численностью в среднем по 10000. Войско, располагавшееся на берегу р. Оки, называлось береговым, а войско, занимавшее черту, — украинным.

Чтобы войска не могли быть захвачены врасплох, была организована специальная сторожевая и станичная, служба, для которой в 1571 г. боярином Михаилом Ивановичем Воротынским был составлен, по приказу Ивана Грозного, специальный устав. Одновременно реорганизовалась и сама служба.
Суть этой службы заключалась в следующем. Далеко вперед, на десятки и сотни километров от черты, были вынесены стационарные сторожевые посты — сторожи, состоящие обычно из нескольких всадников. Сторожи вели разведку по определенным маршрутам. Каждой стороже давался определенный район для наблюдения. Система сторожей охватывала все пространство от р. Десна, у впадения в нее р. Сож, до земель донских казаков. Эта система была эшелонирована, поэтому проскользнуть незаметно через ее сеть крупным отрядам татар было почти невозможно.

На укрепления Москвы обращали особое внимание и неоднократно их перестраивали и дополняли. Состояли они из Кремля, обнесенного кирпичными стенами с башнями и водяным рвом (1485 — 1508 гг.). Китай — города (1534 — 35 гг.), где была сосредоточена торговая часть города, из Белого города6. обнесенного в 1585 — 91 гг. Ф. С. Конем кирпичными стенами, и, наконец, из деревянных стен Земляного города, возведенных тем же строителем в 1591 — 92 гг. За скорость возведения (один год) Земляной город назывался также Скородомом. Для наблюдения за окрестностями была возведена на Кремлевском холме, по приказу Бориса Годунова, колокольня Ивана Великого. Ее высота (80 м) позволяла видеть как свои полки, так и полки татар во время нападения.

Рис. 52. План укреплений Москвы конца XVI в.
Систему укреплений Москвы дополняли монастыри — сторожи, расположенные на основных дорогах в южном полукольце, на расстоянии до 4 км от Кремля (рис. 52). Эти монастыри — сторожи, возведенные в разное время (Андрониев — в 1360 г., Новоспасский — в 1462 г., Симонов — в 1379 г.. Данилов — 1272 г.. Донской — 15927, Новодевичий — в 1524. Саввин — в 1592, Новинский — в 1430), играли роль передовых укрепленных форпостов Москвы. Такая система передовых укреплений была дополнена в начале XVII в.. во время общего ремонта и восстановления подмосковных укреплений Покровским монастырем (в 1635 г.) на Рязанской дороге и Андреевским монастырем (в 1648 г.) на правом берегу реки Москвы. В начале XVII в. на южной части Скородома были возведены бастионы.
Таким образом, в противоположность западноевропейским государствам этого времени, где возведение укреплений в глубине территории государства не только не поощрялось, но даже запрещалось, в Московской Руси, благодаря особым ее условиям, строительство укреплений в глубине государственной территории нашло широкое распространение.


Tags: Европа, Русь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments