lyubimica_mira (lyubimica_mira) wrote,
lyubimica_mira
lyubimica_mira

Сталинская идеологическая революция

Оригинал взят у nyka в Сталинская идеологическая революция


«Сталин не ушёл в прошлое,он растворился в будущем».
Шарль де Голль


21 декабря исполняется 135 лет со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина. Дела этого человека до сих пор вызывают восхищение у одних и лютую ненависть у других. И это говорит только об одном – Сталин был великим человеком. Великим в своей беспощадной жестокости и великим в своей воле создать новый мир – мир социализма.

У каждого времени свои герои и свои исторические условия. Меняются эпохи, меняются герои и условия, но вечным останется одно – душа человеческая. А душа человеческая больше всего желает рая на земле, вечной жизни в этом мире и наслаждений подешевле и побольше. И люди ищут героев, которые, способны воплотить рай на земле. Но вот беда, рая на земле никогда не будет, поэтому задача героев совсем в другом.

Задача заключается в том чтобы не допустить на земле ада. И для решения этой задачи требуются личности огромного масштаба, обладающие государственным мышлением. Такие личности появляются в истории примерно раз в пятьдесят лет - и именно такой личностью был Сталин.

Получив хорошее духовное и общее образование, пройдя большую школу организационно-политической работы, И. Сталин вышел на новое понимание исторического развития общества в России-СССР. Суть этого понимания заключалась в том, что общество вполне может решать грандиозные задачи социально-экономических преобразований при определенных условиях - даже тогда, когда бытие еще не определило сознание. Согласно марксизму, это была ересь, ведь именно бытие должно определять сознание. Согласно духовному образованию, полученному вождем еще в юности, в начале всегда будет слово.

Разве в середине 20-х годов прошлого века советское бытие определило конкретные модели коллективизации и индустриализации? Бытие определило только необходимость выбора нового курса, а вот каким он будет, определило сознание руководства страны. Причем на основе научного анализа, а не личной воли Сталина. Все возможные модели коллективизации и индустриализации создавались учеными и многократно обсуждались на заседаниях Политбюро. Однако не это было главным в достижении успеха.

Главное условие успеха будущих социально-экономических преобразований заключалось в создании советской идеологии. Что такое идеология, почему она так важна для развития общества? Идеология – это научное мировоззрение, дающее людям простые и понятные ответы на главные вопросы бытия. Кто мы? Каковы наши исторические корни? Кто наши национальные герои? В чем заключаются наши духовные, культурные и социально-экономические ценности? Куда мы идем и каким путем? Что должен делать каждый, разделяющий ценности нашего мировоззрения? Все идеологии выросли из религий, поэтому важнейшим компонентом идеологий, можно сказать их фундаментом являются духовные ценности, ведь единство нации достигается в духе, а не в материальных благах. Именно духовное единство мобилизует нацию в годы тяжких испытаний и сила духа обеспечивает успех. Без идеологии, не может быть духовного единства, сплочения нации, а значит, и успеха в социально-экономических преобразованиях.

Сталин и его единомышленники прекрасно понимали, что и разруха и созидание начинаются в головах. Уже в начале 20-х годов прошлого века сталинское руководство поняло, что марксизм не может быть принят большинством населения России, как идеология созидания, 85% которого составляли крестьяне с православным мировоззрением. Не будет русский крестьянин, воспитанный на братолюбии, служении своему отечеству, милосердии, поддерживать утопии Маркса относительно мировой революции, классовой борьбы на уничтожение, диктатуры пролетариата требующей поражения в правах значительной части населения. Не будет православный русский крестьянин принимать догмы марксизма, требующие разрушения семьи, нации и воинствующего атеизма.

Поэтому отдельные разумные положения марксизма, как например, идеи общественной собственности и социальной справедливости необходимо было объединить с теми традиционными русскими ценностями, на основе которых Россия развивалась в течение веков. По сути дела нужно было провести идеологическую революцию, создать новый идеологический продукт – советскую идеологию, без которой невозможно было успешное построение социализма. Эта работа началась в конце 20-х годов прошлого века и набрала обороты в 30-е-40-е годы. Это было время, когда миллионными тиражами издавались классики русской литературы, радиопередачи и фильмы по истории России, театральные постановки, русские народные сказки для детей. Постепенно марксистская догматика уходит со страниц газет и журналов, ее заменяют материалы культурно-исторического содержания. Важный момент – формируется советская мораль – на основе православных духовных ценностей, правда, без упоминания самого Православия.

В книге «Русская трагедия. Гибель утопии» выдающийся российский социолог и философ Александр Александрович Зиновьев излагает свой взгляд на формирование советской идеологии. Суть его в следующем. Рождение советской идеологии, как идеологии реального коммунистического общества началось в двадцатые годы и завершилось в основном в послевоенные годы. В этот период определилось содержание идеологии, определились ее функции в обществе и методы воздействия на массы населения, определилась структура идеологических учреждений и выработались правила их работы. Эта беспрецедентная идеологическая революция произошла под руководством И. Сталина и его соратников.

Кульминационным пунктом этой идеологической революции стал выход в свет работы Сталина «О диалектическом и историческом материализме». Эта сравнительно небольшая статья явилась идеологическим прорывом в полном смысле этого слова. Не научным, потому что научного в нем почти ничего не было, а именно идеологическим. Фундаментальная идея коммунистической идеологии заключается в следующем: частная собственность на средства производства и частное предпринимательство суть основной источник всех социальных зол, и если их ликвидировать, то можно построить общество всеобщего благоденствия.

До революции партия, послужившая предпосылкой будущей КПСС, была ничтожна численно. Вопросами теории занимались одиночки - партийные вожди, теоретики, профессора, писатели, журналисты. Причем занимались либо в социально-политическом плане - проблемы политической борьбы, революции, власти, событий в мире, либо в сфере абстрактного теоретизирования. После революции положение партии в обществе изменилось, изменилась сама партия, изменилась роль того, что называли вопросами теории. Встала задача идейного воспитания новой гигантской правящей партии, воспитания многомиллионных масс населения, управления ими, мобилизации их на строительство нового общества. А с чем приходилось иметь дело сначала?

Малограмотное и совсем безграмотное население, процентов на девяносто - религиозное. В среде интеллигенции преобладали всякие формы некоммунистической идеологии. Партийные теоретики, как правило, недоучки, болтуны, начетчики и догматики, запутавшиеся во всякого рода старых и новых идейных течениях. Да и свой марксизм они знали плохо, а в большинстве вообще знали лишь в самых общих чертах. А теперь, когда возникла задача переориентировать основную «теоретическую» работу на массы низкого образовательного уровня и зараженные старой религиозно-самодержавной идеологией, партийные теоретики оказались совершенно беспомощными. Нужны были идеологические тексты, соответствовавшие новой задаче.

Нужна была идеология как таковая, с которой можно было бы уверенно и систематично обращаться к миллионам рядовых членов партии и к десяткам миллионов рядовых граждан. Сталинистам надо было занизить уровень исторически данного интеллектуального материала марксизма так и настолько, чтобы он стал идеологией интеллектуально примитивной и плохо образованной массы населения. Главной проблемой для них стало не развитие марксизма как явления культуры, а приспособление его к интересам именно идеологической работы.

Нужно было создать учение, понятное широким слоям населения, а не только узкому кругу профессионалов, свободное от религии и вместе с тем создающее иллюзию приобщенности к высотам науки, освященное авторитетом науки. Сталинская работа стала фокусом, ориентиром, острием решения этой эпохальной задачи, своего рода главнокомандующим и знаменосцем армии прочих идеологических текстов, которые стали производиться по этому образцу в гигантских масштабах и завоевывать все идейное пространство общества. Принято считать, будто Сталин вульгаризировал марксизм. Но поставьте такой вопрос: что нового внесли в марксизм советские идеологи после смерти Сталина, если отбросить их словоблудие? Ничего.

О вульгаризации можно говорить, если первоисточники суть вершины премудрости. Но если рассмотреть эти первоисточники с точки зрения строгих научных критериев, то обнаружится, что и вульгаризировать-то нечего было. Было что очищать от словесной шелухи. Было кое-что, чему можно было придать удобоваримый вид, пересказав нормальным человеческим языком. Сочинения Сталина и явились той живой мышью, которую родила гора заумных текстов марксизма.

Официально считалось, что советская идеология была марксизмом-ленинизмом. Это верно только в том смысле, что марксизм и ленинизм послужили основой и исторически исходным материалом для нее, а также образцом для подражания. Но неверно сводить ее к марксизму-ленинизму. Советская идеология сложилась после Революции 1917 года. В разработке ее приняли участие тысячи советских людей, включая Сталина и его соратников. В нее вошла лишь часть идей и текстов марксизма XIX века, причем в основательно переработанном виде. Даже из сочинений Ленина в нее вошло не все буквально в том виде, как оно возникло в свое время. Ленинизм вообще вошел в нее в значительной мере в сталинском изложении.

Отражение жизни человечества и интеллектуального материала XX века заняло основное место в советской идеологии. Естественно, она сложилась как отражение и осмысление опыта реального коммунизма в Советском Союзе и других стран планеты, как феномен общества коммунистического. История не дала ей достаточно времени стать полностью адекватной своей роли в этом обществе, но в тенденции она стремилась к этому.

Советская идеология стремилась воспитать идеального, высоконравственного человека в массовых масштабах. Это считалось необходимым условием построения «полного коммунизма». Идеология исходила из ложной предпосылки, будто человек есть «совокупность общественных отношений» и из любого человека можно воспитать своего рода коммунистического ангела. Этот эксперимент не удался. Природные качества людей и те качества, которые вырабатывались у них в опыте практической жизни и под влиянием всякого рода негативных воздействий, оказались сильнее прививаемых искусственно. Тем не менее, прививавшаяся советским людям система высших ценностей и моральных качеств в какой-то мере сдерживала развитие качеств негативных, держала массы людей в некоторых терпимых рамках.

В качестве апологетики реального коммунизма марксизм стал враждебен всякому серьезному научному анализу общества, каким бы беспристрастным он ни был. Он отвергал даже такую защиту советского общества, которая исходила не из его положений, а из объективного социологического исследования. Он не терпел здесь ни малейшего намека на конкуренцию. Это стало одной из причин того, что марксизм утратил адекватность реальности, необходимую для влияния на умы.

Причем потеря адекватности произошла уже в начале 60-х годов. С начала 70-х годов большинство населения страны относилось к марксизму с иронией, тогда как вопросы исторической памяти были в сознании большинства населения доминантами мировоззрения. Особенно это касалось памяти Великой Отечественной войны. Неприятие марксисткой догматики и уважение к моральным ценностям и исторической памяти Русской цивилизации – таково реальное отношение людей к советской идеологии.

Приближенный к генсеку Брежневу Александр Байгушев писал: «Уже при Брежневе наверху горько осознали, что политического единства в КПСС нет, и его уже никакой даже самой лучшей контпропагандой не добиться. И в силу личного характера генсека, и в силу сложившейся атмосферы, государство решило не давить на либеральное диссидентство, а просто попытаться его на государственных весах как-то уравновесить. Уравновесить хоть даже «черносотенством», - верным идее Великой Державы, «имперским» русским патриотическим крылом в партии - из последовательных, но сдержанных и подконтрольных «великодержавников». Немного не по Ленину, но гибко, вполне соответствующе историческому моменту. Идею эту образно сформулировали так: а что если полететь на двух крыльях и с двумя головами, как самодержавный орел на старом российском гербе? Свою модель тайно, только среди самых-самых своих, Леонид Ильич так и называл – «политикой двуглавого орла". Немного самодержавно, намекая на русские имперские традиции...».

Какой бы ни была советская идеология, она систематизировала представления советских людей об окружающем мире и о событиях в СССР, давала ясную систему ценностей. Учение о будущем полном коммунизме давало целевую установку всему общественному сознанию, делало советское историческое бытие осмысленным. Советская идеология сформировала советское сознание, новый духовный феномен, в основе которого были христианские ценности, без самого Христа. Человек – человеку друг, товарищ и брат выросло не из марксизма, а из евангельских текстов, которые Сталин, имевший духовное образование хорошо знал.

И именно на этом принципе держался весь советский проект. Обратите внимание, не столько на экономике и социальных благах, сколько на принятии большинством принципа братолюбия, как образа советской жизни. Да и сама советская жизнь строилась по принципу семьи. Заводы, колхозы, научные и культурные организации строились по принципу семьи, где экономические и социальные блага играли существенную роль, но отношения между людьми строились на христианской морали. Принцип семейного общежития и его морали также пришел не из марксизма, а из общежительных монастырей святителя Сергия Радонежского. В этом была сила советской идеологии, но в ней было и много слабых мест.

В конце 80-х годов партийная элита разрушила ценности советской идеологии и государство рухнуло. Люди поверили ереси, что можно служить Богу и мамоне, иметь советские социальные блага и рыночный капитализм. Но ереси не могут стать идеологией массового сознания, их удел - секты. Поэтому Сталин не ушел в прошлое, он растворился в будущем, которое начнется с возрождения братолюбия в сознании людей.

Валерий Бухвалов

via




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments