lyubimica_mira (lyubimica_mira) wrote,
lyubimica_mira
lyubimica_mira

Жесткая посадка: арест губернатора Сахалина как начало передела нефтегазовой ренты

Оригинал взят у konsul_777_999 в Жесткая посадка: арест губернатора Сахалина как начало передела нефтегазовой ренты
В среду в Москву был доставлен губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, которому суд предъявил обвинение в коррупционной сделке на 5,6 млн долларов. Почему на самом деле Кремль мог снять губернатора и что это означает для российских регионов?

Первые сигналы о том, как будут вести себя федеральные власти по отношению к регионам в период экономического кризиса, поступали еще в декабре. Знаковой стала конференция Общероссийского народного фронта (ОНФ) 5 декабря, на которой сопредседатель центрального штаба организации Александр Бречалов докладывал президенту Владимиру Путину о вопиющих случаях растраты бюджетных средств администрациями российских регионов. Среди прочего он упомянул о губернаторе Сахалинской области Александре Хорошавине, который потратил на улучшение своего имиджа 680 млн руб. Президент назвал это решение «самым большим ударом по рейтингу» и удивился, почему деньги «хотя бы» по другой статье не провели.

Сахалин, а не Арабские Эмираты


Сахалинский губернатор мог позволить себе и большую сумму на личный пиар, но делиться потекшими в регион сверхдоходами от сырьевых проектов с федеральным центром не спешил. Сама за себя говорит статистика увеличения регионального бюджета: с 2012 года собственные доходы региона увеличились в два раза. Только за год, в том числе благодаря девальвации рубля, они выросли на 59 млрд руб. или на 78%, докладывала министр финансов региона Татьяна Карпова. Всего в 2014 году Сахалинская область получила 143,5 млрд руб. Главным образом доходы сформировала доля в проектах, которые реализуются в соответствии с соглашением о разделе продукции (СРП), и налога на прибыль от российских участников проекта «Сахалин-1».

В ноябре профицит бюджета Сахалинской области составлял 45 млрд руб., что являлось абсолютным рекордом, если смотреть на другие регионы. Так у Москвы профицит был на уровне 39 млрд, а у сырьевой Тюменской области – 25 млрд. От этого профицита к началу 2015 года осталось 16,4 млрд руб. Если учесть, что в регионе проживает менее 500 тыс. человек, оправдать «проедание» профицита расходами на зарплаты бюджетникам и прочие социальные обязательства никак не получается. Вице-премьер и полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Юрий Трутнев также заметил «успехи» региональных властей в декабре и выступил с жесткой критикой.

Суть ее сводилась к тому, что администрация Хорошавина пытается скрыть профицит бюджета. У региона есть несколько вариантов, намекал Трутнев: совершить качественный рывок в развитии региона или стать донором для федерального бюджета. Он особенно подчеркивал, что достижения Сахалинской области это результат шельфовых проектов по СРП – прежде всего «Сахалина-1» (участвует «Роснефть», ExxonMobil, Sodeco и ONGC) и «Сахалина-2» («Газпром» и Royal Dutch Shell). «И, слава Богу – для этого они и были созданы. Но теперь бюджетная обеспеченность жителей области самая высокая по стране. Жители области должны жить, как в Арабских Эмиратах. Но, приезжая сюда, я этого не вижу», – отмечал Трутнев.

Неудобный и не донор

Критика полпреда в ДФО рассматривалась с точки зрения конечной цели – сместить Хорошавина, который в этом году, в связи с истечением срока полномочий в 2016-м, собирался на досрочные выборы, и поставить более удобного Трутневу человека, иначе говоря, – «своего». Вопрос ставился так: можно ли было требовать быстрых результатов от региональных властей, если деньги потекли рекой только в последние два года? В других сырьевых регионах инфраструктуру отстраивают десятилетиями, а Арабские Эмираты за два года явно не построишь. И, действительно, регионы с минимальной финансовой самостоятельностью, например Татарстан, получающий налоговые отчисления «Татнефти» напрямую в региональный бюджет, а не только налог на прибыль, имеют возможность созидать и расстраиваться. Мне нравится, как наши татары развиваются, говорил Путин, предоставляя ориентир для всех остальных сырьевых регионов: федеральный центр не будет отбирать ренту, если средства пойдут на развитие.

В российской бюджетной практике внезапно разбогатевшие и нефтегазовые регионы со стабильно высокими доходами должны становиться донорами и делиться рентой с федеральным бюджетом. Для этого предусмотрены даже отрицательные трасферты, которые лишь подчеркивают лояльность региональных властей Москве. Но от Сахалинской области федеральный центр ничего не получил, более того, он заподозрил местную администрацию в попытке сокрыть высокие доходы бюджета.

При этом Москва рассуждает так: налоговые поступления строго регламентируются законодательством, и региональные власти не могут на них влиять. Сахалин считается регионом «Роснефти» и «Газпрома», все решения по совместным с иностранными компаниями проектам принимаются в Кремле и непосредственно руководством госкомпаний. Соответственно, заслуги в привлечении инвесторов и инвестиций сахалинского губернатора не было.

Москва обеспечила региону проекты, но не получила ровным счетом ничего – ни развития области, ни подтверждения лояльности в виде обратных трансфертов в федеральный бюджет. Считается, что Кремль требует от регионов политической стабильности, выполнения бюджетных обязательств перед бюджетниками, а в период выборов – нужные результаты. Но это не случай Сахалинской области, власти которой, помимо перечисленного, очевидно, должны были помочь федеральному бюджету в трудные времена. Вместо этого, как выразился Трутнев, полученные средства были «размазаны».

Могли ли федеральные власти позволить нефтегазовому региону из «большой четверки» (в нее входят также ХМАО, ЯНАО и НАО) тратить налог на прибыль от сырьевых проектов по своему усмотрению? Сахалин оставался единственным из важных сырьевых регионов, где еще не были отменены губернаторские выборы. Очевидно, в Кремле убедились в неблагонадежности Хорошавина, против которого выступили ОНФ и Трутнев. Накануне старта дела против сахалинского губернатора отмашку на его посадку дал лично президент, говорили источники «Коммерсанта».

Силовики против коррупции

Губернатора Хорошавина правоохранительные органы задержали 3 марта до официальной отставки с поста, что стало прецедентом, который до сих пор смущает региональные власти, оставшиеся даже без временного руководства. Более того, задержали на рабочем месте и провели обыски в здании региональной администрации. Рейсовый самолет доставил Хорошавина, его советника Андрея Икрамова и главу секретариата губернатора Андрея Усачева в Москву утром в среду. А уже поздним вечером того же дня Басманный суд Москвы рассматривал вопрос об аресте сахалинского губернатора, который в итоге был помещен в СИЗО «Лефортово».

Ему предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере при заключении контрактов на строительство южно-сахалинской ТЭЦ-1 (строительство объекта велось с 2010 года, было завершено в январе 2013-го). Представитель следствия оценил взятку в 5,6 млн долларов, хотя ранее источники говорили о 60 млн руб.

В свою пользу дело развернули силовики. Следственный комитет России заявил, что неприкасаемых в борьбе с коррупцией нет, и не будет. Официальный спикер СКР Владимир Маркин даже перечислил фамилии задержанных ранее губернаторов – бывшего руководителя Новосибирской области Василия Юрченко и губернатора Брянской области Николая Денина. Демонстрация силовиков была подкреплена скупым комментарием руководителя ФСБ Александра Бортникова, который сказал лишь, что речь идет об «обычной коррупционной составляющей».

Высказывание Бортникова само по себе сигнал – у следствия есть «железные» доказательства. Однако можно предположить и то, что сенсационной и неожиданной для всех посадкой, нарушающей все прежние правила, согласно которым губернатора сначала должны отстранить от должности и только потом привлечь к ответственности, силовые ведомства отвлекают внимание от более «шумного» и менее приятного для власти расследования убийства Бориса Немцова. Понятно, что следствие по делу о громком убийстве известного оппозиционера, как минимум, в тупике. Но с Хорошавиным у них все козыри на руках.

Несмотря на то, что сахалинского губернатора считали чуть ли не протеже главы «Роснефти» Игоря Сечина, хотя он был ставленником предыдущего президента компании Сергея Богданчикова, компания поспешила заявить, что будет поддерживать контакты с любым руководством региона. Никто не стал открыто заступаться за Хорошавина. В сахалинском отделении Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) заметили, что арест приведет к потере положительного имиджа Сахалина. Однако понятно, что это далеко не так – от руководства региона в нефтегазовых проектах зависело не так уж и много. От него требовалось уловить дух времени и охотнее делиться рентой с Москвой, одновременно заботясь не об имидже губернатора, а региона в целом – как динамично развивающегося и строящегося, несмотря на кризис.
источник


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments