Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Меньшиков о «хазино-глазьевых» -

Оригинал взят у 20finkov09 в Меньшиков о «хазино-глазьевых» -
Михаил Осипович Меньшиков был одним из Идеологов Чёрной Сотни, убит лицами прогрессивной национальности на берегу озера Валдай на глазах своих детей.
Ныне потомки убийц Меньшикова зовут нас «повышать конкурентоспособность» Руси — дескать, Русский Ваня работает в несколько раз ХУЖЕ чем джонни, гансик и даже пиликающий на скрипочке мойша . . .

А между тем в Предисловии к двухтомнику М. О. Меньшикова «Великорусская идея (комплект из 2 книг)» написано:
«От издателя
В книге публикуются главные труды великого русского мыслителя, публициста и общественного деятеля Михаила Осиповича Меньшикова. В своих произведениях он призывал русских людей к самосохранению русской нации, отстаиванию прав русских на своих территориях.Collapse )
В свете сих мыслей Меньшикова ясно, что призывы хазино-глазьева к Ване работать ещё ЛУЧШЕ, ещё напряжённее, это призыв ещё ГЛУБЖЕ увязнуть в болоте ГНИЛЫХ идеек рупором которых являются хазино-глазьевы.
Руси необходимо ВЫЙТИ из той системы, где ея Труд обменивается хазино-глазьевыми на западные бусы . . .

Но кому-то выгоднее представить Меньшикова тупым и пьяным погромщиком с кислой капустой в нечёсанной бороде.

Аминь.

Соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону

Трое на острове, не считая туалетной двери

Kino-pati-v-stile-Stilyagi-v-restorane-Razgulyaevo_full-720x340

Старый-старый боян Михаила Муравьева с сайта «Авантюрист.орг». Но актуальности не теряет.

Допустим, мы – я, Вы и Хроноскопист – летели на самолете через Тихий океан. В пути мы втроем накушались абсента, надебоширили, отломали дверь от туалета, и нас за это выкинули в море через аварийный выход. По счастью, рядом с местом нашего падения обнаружился маленький безымянный полинезийский остров. Выбравшись на берег, мы посовещались и решили считать его новым государством под названием Соединенные Штаты Абсента (США).Когда нас выкидывали из самолета, то багажа нам, естественно, не выдали.

Поэтому всех материальных и нематериальных активов у нас – только туалетная дверь, которую Вы таки прихватили с собой. И вообще, несмотря на абсент, Вы у нас оказались самым запасливым: в бумажнике у Вас совершенно случайно обнаружилась банкнота в сто долларов. Таким образом, в наших США имеются нефинансовые активы – дверь – и финансовые активы, они же денежная масса – сто долларов. Это все наши сбережения. Поскольку у нас больше вообще ничего нет, то можно сказать и так: у нас есть один материальный актив – дверь, обеспеченный денежной массой в сто долларов. То есть, наша дверь стоит сто долларов.

Немного протрезвев, мы решаем, что надо как-то обустраиваться. Самым быстрым из нас оказался Хроноскопист. Он тут же объявил, что создает банк и готов взять в рост имеющиеся у населения денежные сбережения под 3 процента годовых – ну не сидится человеку без дела. Вы отдаете ему сто долларов, и он их записывает в блокнот в статью «Пассивы – депозиты». Но я тоже не лаптем щи хлебал – зря я, что ли, столько времени занимаюсь расследованием экономического мухлежа – я знаю, как изъять у Вас и дверь, и сто долларов. Я предлагаю Вам взять Ваши сто долларов в рост под 5 процентов годовых. Вырываю листик из своего блокнота и пишу на нем: «Облигация на $100 под 5% годовых». Вы чувствуете, что Вам поперло. Забираете деньги у расстроенного Хроноскописта с депозита и отдаете их мне в обмен на мою облигацию.

Я беру Ваши сто долларов и кладу их на депозит обратно в банк обрадованного Хроноскописта.

По-хорошему, на этом можно было бы и успокоиться и пойти всем заняться делом – пальму потрясти или за моллюсками понырять – снискать себе хлеб насущный, так сказать. Но Вы ж знаете – я неуемный финансовый гений, такие пустяки, как кокосы и устрицы, меня не интересуют. Помыкавшись по нашему острову – пятьдесят шагов от южного побережья до северного и тридцать – с запада на восток, – я придумываю гениальную комбинацию. Я подхожу к Вам и предлагаю на пустом месте заработать еще один процент годовых. Взять в банке Хроноскописта кредит под 4 процента и купить у меня еще одну облигацию под 5 процентов.

Вторую облигацию на сто долларов я тут же выписываю на блокнотном листике и машу ею у Вас перед носом. Недолго думая, Вы бежите в банк и берете кредит сто долларов под залог моей первой облигации на сто долларов. Они там есть – я их туда положил на депозит. Вы отдаете мне заемные сто долларов и прячете вторую облигацию к себе в бумажник – теперь у Вас есть моих облигаций на двести долларов.А сто долларов я кладу в банк – теперь у меня там двести долларов на депозите. Хроноскопист аж подпрыгивает от радости: кредитный бизнес попер.

Думаете, я на этом остановлюсь? Ага, сейчас – я уже выписал Вам третью облигацию. Бегом в банк за кредитом под залог второй облигации. Ближе к вечеру, набегавшись по острову с этой сотней баксов и изодрав все листочки из блокнота на облигации, мы имеем следующую картину. У Вас на пять тысяч долларов моих облигаций, а у меня – на пять тысяч долларов депозитов в банке.

Теперь я чувствую, что пришло время прибрать Вашу дверь к рукам. Я предлагаю купить ее у Вас за сто долларов. Но Вы вредничаете – дверь-то всего одна – и заламываете цену в тысячу долларов. Ну, тысяча долларов так тысяча долларов – в конце концов, у меня на депозите лежит целых пять тысяч долларов. Я на последнем блокнотном листочке направляю платежное поручение Хроноскописту перевести тысячу долларов с моего депозита на Ваш и забираю Вашу дверь.

Если нашу бухгалтерию отдать американскому экономисту с гарвардским дипломом, он сообщит нам, что наши США располагают тысячей долларов материальных активов в виде двери, и десятью тысячами долларов финансовых активов в виде облигаций и депозитов. То есть, что стоимость нашего совокупного имущества увеличилась за день в 110 раз.

Менее тонкий и образованный человек сказал бы, что мы – три дебила, у нас как была одна дверь и сто долларов, так и осталась, и что только конченые дебилы могли целый день рвать листочки из блокнота вместо того чтобы нарвать кокосов. Кто из них прав – решайте сами.

Но механизм относительного роста цен на дома именно такой – что в США, что в Японии, что в России.

P.S.: от меня — так функционирует вообще вся мировая спекулятивная экономика. И казалось бы: причем тут «ипхон»?

Материал Михаил Муравьев
http://topru.org/6563/troe-na-ostrove-ne-schitaya-tualetnoj-dveri/

В уходящем году Россия «развернула свой самолёт над Атлантикой

Оригинал взят у konsul_777_999 в В уходящем году Россия «развернула свой самолёт над Атлантикой

2014 год уже измерен на весах, о его итогах для России сказано множество умных слов, но мало какие из них сравнятся по содержательности с короткой репликой, данной ещё в мае великим Генри Киссинджером:

«Нужно задать себе следующий вопрос: Путин потратил 60 миллиардов долларов на Олимпиаду. Были церемонии открытия и закрытия Игр, которые стремились показать Россию как прогрессивное государство. Невероятно, что спустя три дня он напал бы на Украину. Ситуация в этой стране вышла из-под его контроля. Я не думаю, что он планировал довести Украину до кризиса. Я думаю, что он ожидал постепенного развития событий, и сейчас это некий ответ на то, что он счёл чрезвычайной ситуацией».

В этих словах патриарха мировой дипломатии, сказанных им в интервью CNN в последний весенний месяц — ещё до основных антироссийских санкций и саммита G-20, до решающих боевых действий на Юго-Востоке и падения «Боинга», до расширения ЕАЭС и обвала рубля — содержится лучшая оценка того внешнеполитического результата, который достигла Россия в уходящем году.

Долгие годы мы бились лбом, чтобы войти в одну дверь — а в итоге влетели совсем в другую. Без разбега, без вариантов. Вдруг стало ясно, что весь прежний путь ведёт в тупик. Пришлось свернуть туда, где без нас не обошлось бы. И теперь прежние двери закрыты, да нам туда и не хочется больше. Дальнейший путь прям и прост — им-то и нужно идти.

Сочинская Олимпиада призвана была стать триумфом «европейской России». К ней готовились десяток лет, на неё истратили уйму средств. В эти Игры был вложен весь наш геополитический пафос — пафос «блудного сына», который стремится вернуться в «семью цивилизованных народов». Россия надеялась, что уж за праздник её точно полюбят.

При всех наших «взбрыках» и «прыжках в сторону» — к БРИКС, к «рублю как региональной валюте», к Евразийскому союзу или открытию «Русской Арктики, с Севморпутём и углеводородами», стратегическая внешнеполитическая задача постсоветской России заключалась исключительно лишь во встраивании в «цивилизованный мир», в ослепительный край «наших западных партнёров».

Туда качались углеводороды; туда стремились переведённые из «региональной валюты» деньги, там свила свои гнёзда российская элита. Все пертурбации, случившиеся с Россией за двадцать предшествующих лет, — в политике, экономике, «социалке», культуре — были нацелены на одно: чтобы впихнуть огромную страну, хоть тушкой, хоть чучелом, в западные стандарты бытия.

Вероломный удар от «благословенного Запада» пришёлся на кульминацию этой перековки. За сутки до закрытия нашей Олимпиады украинский политический кризис завершился государственным переворотом. К власти в соседней стране пришла сила, полноценный триумф которой обрекал бы Россию на худшее геостратегическое поражение со времён Ливонской войны. Утрата базы в Севастополе и натовские войска под Харьковом отбрасывали бы нас в XVII век.

Идти на Запад оказалось незачем: Запад сам был готов подкатить на танках к Белгороду и Курску. В новых условиях четвертьвековой исход России «из цивилизационного тупика в Европу» превратился в бессмыслицу: богатства, которыми раньше можно было с выгодой расплатиться за «встраивание» в чужую цивилизацию, теперь становились для той лёгкой добычей. А для нас это был уже вопрос выживания: бездействие на «украинском направлении» нас гарантированно уничтожало.

Тогда-то и последовала российская реакция. Она не сводится к Русской Весне, не ограничивается «Крымнашем» или битвой за Новороссию. Важнейшим внешнеполитическим итогом 2014 года для России стала тотальная необходимость жить без Запада. Без его кредитов и технологий. Без его курортов и банковских счетов. Без его рекомендаций и одобрений. Без его смыслов, его инвестиций, его импорта, его агентуры…

Воссоединившись с Крымом, Россия «развернула свой самолёт над Атлантикой»: впредь ничто не могло оставаться прежним. И тут вдруг выяснилось, что жизнь без Запада — это не так уж и страшно. Оказалось, что простое, на словах, изменение маршрута «Южного потока» из Болгарии в Турцию сильнее склоняет Евросоюз к уступкам, нежели любые газпромовские скидки.

Обнаружилось, что в мире достаточно государств, с которыми можно вести дела в обход Брюсселя и Вашингтона, и что партнёрство с Китаем вообще-то приятней, чем западная игра без правил.

Стало нестерпимо ясно, что российский Центробанк способен, впервые за много лет, напечатать 650 млрд рублей не в счёт проданных долларов, а за выпущенные облигации российской госкомпании — и небо от этого не упадёт на землю. Да и по ситуации с ЕАЭС, на днях расширившимся за счёт Армении и Киргизии, отпало множество вопросов: всем теперь понятно, что в десять рук играть на мировой шахматной доске сподручнее, чем в две.

А главное, окончательно прояснилась банальная, в общем-то, истина: если какое-то государство хочет, чтобы его воспринимали всерьёз, ему не стоит подрабатывать филиалом чужого центра силы. Суверенитет превыше всего — это верно, поскольку это, прежде всего, выгодно.

Конечно, это только начало. Ещё будут флэшбэки и отступления. Парадоксально, но сам Запад, веками трубивший о том, что «эта азиатская страна, эта Тартария» не имеет к нему никакого отношения, теперь будет делать всё, чтобы Россия от него не обособилась. Его агентура влияния здесь по-прежнему сильна. Его образ жизни все ещё слишком притягателен.

Наибольшим соблазном для нас являлось бы желание провозгласить себя «альтернативным Западом», единственным истинным потомком давно истлевших сказок. Но, похоже, наша «Храмовая гора» способна стать самоценной святыней, защищать которую стоит не ради тысячелетних древностей, не в память ушедших поколений, а для жизни будущего века. Крым — наш не оттого, что триста лет мы за него умирали, но потому, что без него мы не сможем жить дальше, перестанем быть собой.

Россия принимается, наконец, жить своей жизнью и быть самой собою — вот каков главный итог истекающего года.
источник